Миллиарды долларов, украденные Януковичем, лежат в американских инвестиционных фондах

17.11.2018 — 20:56

Известный предприниматель и общественный деятель, бывший депутат Государственной Думы и бывший миллиардер из списка «Форбс» Александр Лебедев в интервью принадлежащей ему «Новой газете» рассказал сенсационные подробности о преступной деятельности глобальной финансовой олигархии, опустошающей банковские системы многих стран мира, и о своей деятельности по расследованию этих преступлений.

Не обошел он стороной и бывшего Президента Украина Виктора Януковича, чьи украденные из страны миллиарды спокойно лежат в американских банках, чья сохранность, видимо, была платой за отказ Януковичем от силового разгона Майдана.

Предлагаем вашему вниманию наиболее интересные моменты этого интервью. Особый интерес вызывает тот факт, что мы читаем слова не просто журналиста, публициста, политика или даже детектива, а человека, который, занимаясь банковской деятельностью, долгие годы мог наблюдать за функционированием этой системы изнутри.

 

— Как вы формулировали основную тему сериала-расследования? (речь идет о съемках картины, посвященной преступным транснациональным финансовым синдикатам — прим. «Русской Весны»)

— Триллион долларов в мире ежегодно воруется банкирами и прочими мошенниками под крышей коррупционеров-чиновников в Мексике, России, Зимбабве, Нигерии, Бразилии, Китае и других странах. Этот триллион, бенефициарами которого являются несколько десятков тысяч (!) человек, обескровливает Африку, Азию, Латинскую Америку и с промежуточной остановкой в офшорах отправляется в Соединенные Штаты, в Англию, в меньшей степени во Францию и в Швейцарию. Вслед за деньгами на юг Франции, в Нью-Йорк и Лондон переезжают эти люди. Средства отмываются, затем «паркуются» в крупнейших банках и инвестфондах.

Всего таких «грязных денег» накоплено около $60 трлн. Это валовый внутренний продукт мира в год. Часть вкладывается в недвижимость и предметы роскоши — виллы, яхты, самолеты, предметы искусства и драгоценности, остальное — в ценные бумаги, гособлигации или «голубые фишки» на рынке акций. Например, Facebook, Starbucks или Microsoft. Билл Гейтс, который помогает детям Малави через благотворительный фонд, наверное, не знает, что акции его компании частично покупаются на украденные в Африке деньги.

Эту систему я называю «третьим колониализмом». Ее необходимо демонтировать, а деньги вернуть.

— Это сверхзадача?

— Да просто задача. Но она может быть решена только на глобальном государственном уровне. Что касается сериала, то я надеюсь, после его просмотра соседи перестанут здороваться с беглыми мошенниками, им будет крайне дискомфортно жить в Европе. Это сейчас про них никто не знает или они всем вокруг рассказали, что являются «политическими беженцами». Но когда мы сделаем кино, причем хорошее кино…

— Значит, этот проект не способ реализовать себя в кино, он призван решать иные задачи?

— Считайте, что это миссия. Конечно, хотелось бы попробовать это сделать на качественном уровне. То есть именно хорошее кино. Но идейное.

— Почему вы начинаете с Сергея Пугачева?

— Интересная фактура. Был приближенным к власти дельцом, благодаря чему его банк оказался в десятке крупнейших, владел судостроительными верфями в Петербурге. Потом украл из банка все деньги, в том числе государственные, — миллиард долларов, полученный на время в ЦБ РФ, убежал в Лондон, пытался выдать себя за «жертву режима».

Но британский суд не поверил и осудил его, арестовав активы на два миллиарда долларов и приговорив к двум годам тюрьмы за обман правосудия. Пугачев убежал во Францию и там прячется. Жена у него колоритная личность — прапраправнучка Льва Толстого.

— Какие еще персонажи станут героями кинорасследований?

— Интересный сюжет связан с расследованием Романа Анина о деяниях Аслана Гагиева, которого называют «киллером № 1» — у него на счету больше 60 убийств.

Мы с Романом Шлейновым 10 лет назад расследовали для «Новой газеты» и немецкого журнала Spiegel деятельность той самой Финансово-лизинговой компании, где акционером был Гагиев. Это государственная контора, из которой мошенники украли $500 миллионов, выделенных правительством на авиапром. На эти деньги они купили верфи в Германии, в избирательном округе Ангелы Меркель.

Потом директора ФЛК Андрея Бурлакова застрелили в ресторане «Хуторок» в Москве. Я был одно время депутатом Госдумы и написал 20 заявлений в правоохранительные органы. Но мне и в голову не могло прийти, что за этой аферой стоит организованная банда убийц!

И вообще, темы многих расследований «Новой» просятся стать материалом для экранизации. «Ландромат», где отмыли 700 млрд рублей. Афера в Danske Bank на $234 млрд. Обязательно будет серия про Андрея Бородина, бывшего руководителя государственного «Банка Москвы».

— Бородин еще при Лужкове банк возглавлял?

— Бородин, Лужков и Батурина — безусловно, наши персонажи. Бородин украл 3,5 миллиарда долларов — именно такая «дыра» обнаружилась в «Банке Москвы» после того, как он убежал в Лондон. Причем там власти дали ему политическое убежище. Интересно, с какой стати? Он состоял в «Единой России», весь был увешан орденами и регалиями с головы до пят.

— Александр Евгеньевич, со многими персонажами вы лично знакомы?

— Конечно. С Лужковым, Батуриной, Бородиным. С Анатолием Мотылевым, с Юровым, с Иващенко, с Живовым, с Романовым. С Александром Швецом из банка «Пересвет», оказавшимся в Израиле с 500 млн долларов. С Булочником. С Мамутом. Но многих я лично не знаю. Например, Беджамова, который «вынес» 4 млрд из Внешпромбанка. Но это и не важно. Возможно, что и Гейдар Алиев, и банкир Джахангир Гаджиев, о которых недавно в «Новой» написал Ирек Муртазин, заслуживают пристального внимания.

Я Гаджиева знаю, это Международный банк Азербайджана — не факт, что он сидит за дело. Англичане арестовали активы его жены. Сумма, которую Международный банк Азербайджана отмыл через шотландские офшоры, примерно равна сумме, которая вменена в вину Гаджиеву, получившему 15 лет. Возможно, на него просто свалили вину за чужие аферы. Журналисты опубликовали факты, доказывающие, что власти эти деньги использовали на подкуп чиновников и политиков в Европе.

— Я регулярно посещаю процесс по скромному «театральному делу», даже там видна небезразличная рука государства. А в миллионных и миллиардных делах тем более. Вы воюете с мельницами системы, не с конкретными же людьми?

— Смотрите, из России за последние 15 лет вывели, грубо говоря, триллион долларов. Не все эти деньги — «грязные». Есть люди, которые по-честному заработали свои капиталы и отправили их за границу, и потом оттуда инвестируют их обратно в российскую экономику. Но есть и криминальный «доход» — это примерно $100 млрд в части банковской системы.

Я почти 25 лет назад сам стал банкиром и уже в 90-х начал изучать деяния людей, которые используют банки для хищений. Например, Ашота Егиазаряна, разворовавшего Московский национальный банк и Уникомбанк. Сейчас он прячется в Америке. Про него обязательно будет серия. Мне все равно, есть ли связь между Кремлем и этими «банкстерами». Силовая крыша, разумеется, была — цэбэшная, эмвэдэшная, фээсбэшная. Без коллективного «полковника Захарченко» они бы не смогли столько украсть.

— Они их покрывали?

— Конечно. Захарченко, это же совершенно ясно, получал мзду за «крышу». РЖД ему платило и банкиры-мошенники. Если украли 100 млрд долларов, то и «крыши» получили миллиарды долларов, примерно 5–7%. Если честно, мне представляется, что Кремль все это просто «прошляпил», и ему скорее выгодно эти деньги вернуть. Но — еще раз — мне все равно, кто будет союзником — Кремль, Даунинг-стрит, 10, Белый дом, африканские лидеры, Генсек ООН…

— То есть для государства это может быть выгодная история… Ведь не знают сейчас, откуда деньги взять.

— Ну, положим, знают — путем девальвации рубля, как сейчас, увеличения налогов… Государство не верит, что возможно что-либо вернуть, или не понимает, как это сделать. Поэтому мы обязательно сделаем эпизод про то, как гипотетические генпрокурор и министр финансов приглашают на беседу четверку аудиторов — KPMG, EY, Deloitte и PwC. На столе список банков, которые они аудировали, у которых отобраны лицензии, из которых украдено 60 млрд долларов. И другую бумажку: что в течение последних 15 лет на российском рынке эти аудиторы заработали 10 млрд долларов.

Понятно, что эти господа не только покрывали, но и помогали выстраивать схемы по выводу денег. Причем разговор должен быть такой же, какой американцы провели в прошлом году с Deutsche Bank. Минфин и прокуратура Соединенных Штатов предъявили этому банку претензии в том, что он участвовал в финансовых аферах с ипотечными закладными, которые спровоцировали мировой финансовый кризис в 2008 г. Американцы потребовали с них $12 млрд. Банк подумал и заплатил 7, без суда.

— Вы предполагаете показать возможный сценарий действий?

— Давайте просто предположим, что российское государство говорит аудиторам: «С вас 5 млрд долларов в качестве штрафа». Они либо торгуются и платят, допустим, 2,5 млрд, либо их выгоняют с российского рынка. Скорее всего, они заплатят. А если не заплатят — здесь воздух только чище станет. Зачем эти аудиторы нужны, если они только потворствуют хищениям и отмыву украденного? Давайте откроем миру глаза хотя бы на это.

— Все-таки то, о чем вы говорите, — уже обустроенная система, международная и российская. То есть громадное осиное гнездо, которое планируете ворошить. Вы думаете о рисках?

— Да не особенно. Иначе давно бы забросил это дело, поскольку я утратил свой банковский бизнес через эти расследования.

Все уголовные дела против меня и против банка фабриковались «крышами». Затерзал их бесконечными интервью: в New York Times, Guardian, расследованиями в «Новой». Потом лекции в интернете стал читать, называя по именам генералов ФСБ. Вот они и взвились.

Надеялись, что создадут проблемы Национальному резервному банку, клиенты побегут забирать деньги, я не рассчитаюсь и убегу за границу. Тем не менее я все продал, вернул свои дивиденды в банк, расплатился с клиентами. Но бизнес свой «помножил на ноль». За все в жизни приходится платить.

— «Телеграф» написал, что Лебедев раньше критиковал Путина, а теперь перестал.

— Я перестал критиковать, поскольку перестал видеть разницу между нашим и западным политическим устройством. Там просто больше лицемерия. Здесь мы все знаем — независимой судебной системы нет. Но вот «Новая газета» куда свободнее New York Times. Холодная война держала западные элиты в моральном «тонусе».

А после того, как СССР перестал существовать, они расслабились. Политики деградировали, СМИ не позволяют себе критиковать крупные западные компании. Когда я пытался кое-что крамольное опубликовать, сразу говорят: «Феноменально интересно! Но не можем, потому что нам General Electric платит большие деньги за рекламу».

Доступность и неангажированность западного суда — просто миф. Если вы захотите судиться с Credit Suisse или с General Electric и у вас есть 20 млн долларов на ведение процессов, — судитесь. И проиграете, поскольку против вас играют гигантские деньги и лучшие юристы. Так же и Россия в судах проиграет беглым мошенникам, потому что они отстегнут от украденного миллиарда 100 млн и найдут лучших адвокатов.

Поэтому надо заходить с другой стороны. Например, выступить в ООН и сказать: «Вот вы нас критикуете за Сирию, за Донецк, за Крым. А как насчет того, что вы помогаете воровать и прятать триллион долларов, а потом сетуете, что из Африки к вам бегут иммигранты? Прекратите 90 млрд из Африки каждый год выкачивать, и этот поток прекратится».

Пусть прекратят обслуживать мошенников в офшорах, продавать коррупционерам и мошенникам яхты и самолеты. Сегодня обычный лондонец не может купить квартиру, потому что туда приехали тысячи жуликов из Китая, России, из Арабских Эмиратов и взвинтили цены на недвижимость.

Как получилось, что миллиарды долларов, украденные Януковичем, лежат и приумножаются в одном из крупнейших инвестфондов США?

Почему в штатах Невада и Делавэр спрятаны отмытые сотни миллиардов долларов?

— После этого вашего спича с критикой Запада российские политики и Госдума вам просто аплодируют.

— Если бы все было так просто… Вроде договорились о слушаниях в Думе на эту тему. У нас ушло на это два года. Пока мне не удается добиться формулирования государственной политики по возврату этих денег.

— Потому что все сплетено до самого верха?

— Не думаю, что здесь какой-то коррупционный заговор. Просто не хватает широты мышления и компетентности. К тому же вертикализация власти достигла такого уровня, что пока один человек не даст команду…

— Словом, задача кино — продолжить расследование визуальными средствами. Кто вам пишет сценарии?

— Мы сотрудничаем с профессиональной, опытной командой. Сценаристы из сюжетов, которые написала жизнь, накопив с нашей помощью материал, написали криминальную историю. Следующий этап — продакшен.

— По жанру, видимо, это будет триллер. А съемочная группа?

— Мы серьезно относимся к подбору продюсеров, режиссеров.

— Группа — российская или международная?

— К примеру, один из сценаристов давно живет в Европе, хотя он россиянин. Я Кириллу Серебренникову дал прочитать сценарий. Он выдающий режиссер, мне нравятся его фильмы. И «Изображая жертву», и «Лето», и «Ученик». Не исключаю приглашения европейских и американских режиссеров. Зависит от бюджета, хотя это дорогое удовольствие. Съемки пилотной серии планируем начать весной, чтобы к лету закончить. Будем снимать в Москве, Питере, Лондоне, Франции, Швейцарии.

— Откуда деньги?

— Пока мои средства. Но думаю организовать краудфандинг.

Буду разговаривать с большими актерами — с Рэйфом Файнсом, с Иэном Маккелленом, с Хью Грантом, с Малковичем, со Спейси. Стивен Фрай мог бы сыграть.

Эти люди написали мне «положительные характеристики» для Останкинского суда, когда Следственный комитет хотел посадить меня за инцидент с Полонским на НТВ. Возможно, они сочтут возможным работать на благотворительной основе.

— Где можно будет посмотреть это кино?

— На экранах. В сети. В идеале сделать настолько качественно, чтобы Netflix или HBO взялись продолжить это дело.

— Вашими героями будут не только российские, но и оскандалившиеся западные коррупционеры?

— Конечно, мы лучше знаем бывших эсэнгэшных персонажей типа Аблязова. Но если продукт получится мирового уровня и завоюет аудиторию, надо будет расширять географию. Про Берни Мейдоффа с Робертом де Ниро фильм уже есть — Барри Левинсон нас опередил (смеется). Есть в Китае интересная кандидатура, но Китай закрытая страна, наберем ли мы достаточно фактов. Есть Нигерия, Бразилия, Малайзия…

Процесс вывода денег — точно мировой феномен. Российских средств в этом ежегодном уплывающем триллионе — максимум полтора-два процента.

— Какой прогнозируете результат вашей работы?

— Хотелось бы сломать эту систему, вернуть украденные деньги. Или хотя бы указать мошенникам их место. Заставить европейцев и американцев закрыть систему офшоров. Запад должен потребовать декларировать все деньги: и самого жулика, и его жены, любовницы, и так называемых «фронтменов».

— Вы говорите о новых вкладах и тратах или о необходимости пролить свет и на «прописку» уже вложенных в бизнес и недвижимость средств?

— Боюсь если хотя бы на секунду представить, что половина из 60 трлн будет возвращена, то всем топовым 40–50 фондам и банкам — пип…ц.

На этом держится западная экономика. Поэтому надо действовать аккуратно. Для начала — хотя бы прекратить воровство и отмывание.

— Значит, смысл всей этой истории — пролить свет на этих людей и их дела? Тогда можно с ними как-то торговаться, пытаясь вернуть какую-то часть денег.

— Ну да, чтобы среагировали западные политики, которые в какой-то степени все-таки вынуждены учитывать общественное мнение. Хотя все меньше, к сожалению. Трампа интересует общественное мнение? Он смотрит CNN? Да и CNN перестала быть объективной телекомпанией. Они круглосуточно мочат Трампа — уже не смешно. Другие гранды в медиаиндустрии тоже перестали быть непредвзятыми. Хотя капля по капле камень точит.

Например, отношение к офшорам на Западе становится все хуже и хуже. В докладах британского парламента крупнейшие юридические компании Linklaters и Clifford Chance фигурируют как пособники по отмыванию «грязных денег». Кино — серьезная, резонансная вещь, если, конечно, у нас получится.

— Как будет называться ваша докудрама?

— Рабочее название «Охота на банкиров». Или «Охота за триллионом». Главное слово — «охота» (chase). Сейчас за рубежом выйдет моя книга «Охота на банкира» в переводе. Я выпустил очередную лекцию по проблеме с английскими субтитрами — ее на YouTube посмотрели 150 тыс. человек. Выступил в Оксфорде. Выступлю в Госдуме. Вчера вернулся из Парижа с World Peace Forum, приуроченного к 100-летию окончания Первой мировой войны. Там я сделал комментарий с места в дискуссии о санкциях в глобальном мире — ООН, США, односторонних и т. д.

Я сказал, что санкции надо вводить против тех государств, которые поощряют хищение по всему миру триллиона долларов из года в год с помощью системы офшоров, номинальных директоров, жуликов-адвокатов, за отмывание и хранение краденого. Не уверен, что меня услышали. Тогда пусть посмотрят кино по этой теме. Докудраму — частью документальную, частью художественную, игровую. Как «Домашний арест», только без сатиры и юмора.

Лариса Малюкова

Источник: rusvesna.su

Поиск по сайту

Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  
© 2018    vseinfo.com    //    Войти   //    Вверх