Московские здания и сооружения первой ½ XX века, которые нужно увидеть

Продолжаем составлять путеводители по московским архитектурным достопримечательностям. Выбирать маршруты мы просим известных московских историков

Шуховская башня на улице Шаболовка

(Фото: Марина Лысцева/ТАСС)

«РБК Недвижимость» попросила известного московского историка архитектуры Айрата Багаутдинова составить список самых интересных для него зданий и сооружений столицы. В список из 6 адресов вошли объекты, построенные в первой половине XX века.

Об авторе списка

Айрат Багаутдинов — историк архитектуры, экскурсовод, руководитель просветительского проекта «Москва глазами инженера», автор книги «Что придумал Шухов», со-основатель экскурсионного бюро «Moscow Free Tour».

Айрат Багаутдинов

(Фото: «Москва глазами инженера»)

Мастерские Строгановского училища (Кузнецовский корпус МАРХИ)

  • ул. Рождественка, 11/4
  • 1912−1915, Александр Кузнецов

— Стиль модерн в последние годы становится все популярнее, но в путеводители, экскурсионные маршруты и Инстаграмы попадают, как правило, роскошные особняки вроде дома Рябушинского на Большой Никитской. А вот одно из моих любимых зданий эпохи модерна — это бывшие мастерские Строгановского училища (сегодня это один из учебных корпусов МАРХИ). Здание это парадоксально. Принадлежа еще эпохе модерна, оно в то же самое время открывает многое в XX веке.

В облике его поражают широкие ленточные окна — такими может похвастаться не каждое здание эпохи авангарда. Это одно из первых зданий в России, построенное на полном железобетонном каркасе. Благодаря этому стены не несут никакой нагрузки — и их можно сделать полностью из стекла.

Здание мастерских в мае 1968 года

(Фото: Валентин Хухлаев/ТАСС)

Однако, при всей рациональности здания, на фасаде можно увидеть и декор. Монументальные цилиндрические колонны, накрытые изобретательными «шляпками»-волютами выдают свободное обращение с языком классической архитектуры, тяга к геометрии — все это станет приметами стиля ар-деко.

А если вам повезет попасть внутрь, например, в «Галерею ВХУТЕМАС» — вы увидите вспарушенные сводчатые перекрытия (в виде купола со срезанными краями — «РБК-Недвижимость»), грибовидные колонны, «стекающую» с этажа на этаж почти барочную парадную лестницу. Кузнецов виртуозно «дирижирует» железобетоном, заставляя его принимать эффектные, но все же целесообразные формы. Тут он как бы ведет диалог с Антонио Гауди.

В общем, перед нами — шедевр, которые многие москвичи вообще никогда не видели, поскольку здание находится во дворе, на территории института. Исправляем это досадное недоразумение.

Шуховская башня

  • ул. Шухова, 8
  • 1919-1922, Владимир Шухов

— Благодаря высоте в 150 м Шуховская башня часто попадает в центральные московские панорамы. Но приглядывались ли вы в ней внимательно, гуляя по улице Шухова и заглядывая в соседние с нею дворы? Рекомендую вам это сделать, чтобы полюбоваться ее конструкцией.

Гравюра с фотопортрета русского инженера-изобретателя Владимира Григорьевича Шухова. 1930-е годы Репродукция

(Фото: ТАСС)

Инженер Владимир Шухов еще в конце XIX века изобрел так называемые сетчатые оболочки двоякой кривизны. Их секрет в том, что из прямолинейных элементов (а в строительстве мы, как правило, имеем дело именно с такими) можно получать конструкции сложной, причудливой формы. Например, в форме гиперболоида, как каждая секция этой башни. Обратите внимание на ее необычный силуэт и диагональную, сетчатую структуру ее поверхности.

А еще Шухов придумал оригинальный способ монтажа. Чтобы обойтись без дорогостоящих кранов или лесов, каждую секцию собирали на земле внутри уже готовой части конструкции. Затем с помощью блоков и лебедок она выдвигалась из уже построенной части, как сегмент гигантской подзорной трубы. Такой способ монтажа Шухов назвал телескопическим.

Антенна Московского телевизионного центра на Шаболовке. Точная дата съемки не установлена

(Фото: Лев Портер, Валерий Генде-Роте/ТАСС)

Сегодня Шуховская башня не используется для нужд связи. Внутри нее был смонтирован поддерживающий каркас и теперь она ждет своей реставрации как признанный памятник архитектуры. К сожалению, дальнейшая ее судьба пока не определена.

Дом Наркомфина

  • Новинский б-р, 25
  • 1928−1930, Моисей Гинзбург, Игнатий Милинис, инженер Сергей Прохоров

— В конце 1920-х годов команда архитекторов-конструктивистов под руководством Моисея Гинзбурга разработала типовые ячейки-квартиры, из которых они планировали строить жилье по всему Советском Союзу. Самой необычной стала ячейка типа F — трехуровневая квартира площадью в 36 кв. м с собственным санузлом, душевой и кухонной нишей. Ее можно считать прототипом современной студии-дуплекса.

На практике таких домов было построено шесть, до наших дней в Москве дошли два. Дом Наркомфина — самый парадоксальный из них. Он был построен по заказу Народного комиссариата финансов, а потому обладает признаками элитного номенклатурного дома — размеры квартир здесь доходят до 120 кв. м. С другой стороны, большинство квартир здесь, все-таки, имеют площадь в 36 «квадратов». Рядом с жилым корпусом находится «куб» корпуса общественного, где располагались детский сад и столовая. Еще один корпус, ближе к Садовому — прачечная.

Дом Наркомфина на Новинском бульваре. Жилой дом-коммуна в стиле конструктивизма был построен в 1928-1930 годах для работников Народного комиссариата финансов СССР (Наркомфина). В конце 2016 года началась масштабная реставрация здания

(Фото: Владимир Гердо/ТАСС)

Благодаря такой инфраструктуре дом Наркомфина порой называют «домом-коммуной», но это неверно. Сам Гинзбург называл его «домом переходного типа», говоря, что его дом не заставляет людей жить коммуной, но способствует мягкому переходу к такому жизненному укладу.

Недавно дом был отреставрирован по проекту внука Моисея Гинзбурга Алексея. Несмотря на весьма высокую даже для центра города ставку (почти 1 млн руб. за 1 кв. м), все квартиры были проданы еще до сдачи дома. Коммунальный корпус планируют приспособить под культурные функции.

Хлебозавод № 5

  • Ходынская ул., 5
  • 1929–1932, Георгий Марсаков

— Инженер Георгий Марсаков в конце 1920-х изобрел оригинальную технологическую линию для массового выпекания хлеба. На верхнем этаже завода тесто замешивалось, а затем подавалось на этаж ниже, где поднималось. После этого куски теста попадали на второй этаж — в кольцевые печи. И, наконец, готовый хлеб на первом этаже складировали и грузили в автомобили.

Это был спиралевидный конвейер, который позволял выпекать хлеб непрерывно и давал заводам колоссальную производительность. А если «одеть» такой конвейер в кирпичную скорлупу — получался завод в виде цилиндра. Таким образом, марсаковские заводы (а их было построено пять в Москве и два в Ленинграде) стали буквальным воплощением девиза авангардистов: «Форма определяется функцией».

Эффектная форма позволила зданиям заводов остаться актуальными даже после смены функции. Хлебозавод № 9 на «Дмитровской» еще в 2016 году начал превращаться в многофункциональное пространство с ресторанами, ритейлом и офисами вроде соседнего «Флакона». А Хлебозавод № 5 отреставрировали в рамках строительства на его территории жилого комплекса — и отдали Пушкинскому музею. Последний, насколько нам известно, разрабатывает концепцию приспособления этого пространства.

Станция метро «Маяковская»

  • 1938, Алексей Душкин, художник Александр Дейнека

— «Маяковская» — возможно, самая любимая москвичами и гостями столицы станция метро. Но я решил включить ее в свой список потому, что мало кто приглядывается к ней внимательно. А давайте присмотримся!

Во-первых, «Маяковская» необычайно просторная. Это первая в московском метро станция колонного типа — перроны от центрального зала отделены легкими колоннами, а не массивными пилонами, как, скажем, на соседней «Белорусской». Это оригинальное инженерное решение потребовало конструирования специальной машины для рытья тоннеля полукруглого сечения и сложного инженерного расчета. Только представьте, ведь огромную массу грунта над вашей головой несут довольно тонкие стальные колонны!

Станция метро «Маяковская» Горьковско-Замоскворецкой линии. 1977 год

(Фото: Василий Егоров /Фотохроника ТАСС/)

Самый заметный акцент «Маяковской» — это, конечно, облицовка нержавеющей сталью. Этот стильный и новый по тем временам материал периодически использовался в архитектуре ар-деко (к ярким образцам которого надо отнести и нашу станцию) — например, в Крайслер-билдинг в Нью-Йорке. Для нашей страны материал был в новинку. Архитектору Душкину помогло знакомство с авиаконструктором Путиловым, который в это самое время конструировал самолеты из нержавейки. Тот помог убедить и руководство Метростроя, и более высокие инстанции в возможности использования стали в отделке станции.

Мозаичное панно из смальты художника А. Дейнека на станции «Маяковская»

(Фото: Иванов Олег/Фотохроника ТАСС)

Нержавеющая сталь задала «авиационную» тематику станции. Наверное, поэтому приглашенный к работе над оформлением станции художник Александр Дейнека почти во всех панно изобразил сюжеты, связанные с воздухоплаванием. Кроме самолетов тут можно встретить дирижабль и аэростат, парашютистов и детей, занимающихся в кружке авиамоделирования. На некоторых мозаиках изображены военные самолеты — наша страна в это время участвовала в гражданской войне в Испании.

Павильон «Космос» на ВДНХ

  • 1938−1939, 1950−1954, Иван Таранов, Надежда Быкова, Виктор Андреев

— Павильон «Космос» в представлении, казалось бы, тоже не нуждается. Особенно теперь, когда в нем открылся Центр авиации и космонавтики. Однако пристальный взгляд на архитектуру, как всегда, сможет рассказать нам много историй.

Первый павильон был построен еще к открытию выставки в 1939 году. Он представлял собой открытое с торцов арочное перекрытие — вероятным источником вдохновения для архитекторов послужили эллинги для дирижаблей. Такой подчеркнуто инженерный облик павильона соответствовал его предназначению — он назывался «Механизация» и в нем выставляли сельскохозяйственную технику.

Павильон № 32 «Механизация и электрификация сельского хозяйства СССР» Всесоюзной сельскохозяйственной выставки. Точная дата съемки не установлена,1950-е годы

(Фото: Акимов Николай/ТАСС)

Во время реконструкции выставки в 1950-е годы павильон «Механизация» тоже перестроили. Здание получило фасад в виде огромной триумфальной арки. Тема эта, с одной стороны, была подсказана формой оригинального павильона, а с другой стороны, была популярна в послевоенной архитектуре. Арку фланкируют башни, увенчанные скульптурами трактористки и комбайнера. Скульптуры сделаны из железобетона и покрыты золотистой смальтой.

А к тыльному фасаду пристроили купольный зал высотой 72 м. Пролет купола составлял 42 м — самый большой на выставке. Продолжая архитектуру оригинального павильона, он был выполнен из металлического каркаса со стеклянным заполнением.

Соврменный вид на самолет и павильон «Космос» на территории ВДНХ

(Фото: Павел Кассин/ТАСС)

Трансформация павильона «Механизация» крайне любопытна — она в очередной раз демонстрирует, как изменилась сталинская архитектура после войны. Если старый павильон вызывал в воображении ассоциации с техническим миром: ангар, эллинг, дебаркадер вокзала, то обновленный павильон напоминает купольную базилику: торжественный, украшенный рельефами и скульптурой фасад, длинный неф, накрытый куполом трансепт.

Читайте также Избы, палаты и дом-яйцо: 10 зданий, которые нужно увидеть в Москве

Подробности на РБК
Поиск по сайту

Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
© 2021    vseinfo.com    //    Войти   //    Вверх